Об устройстве планеты Люцифераза

Согласно межгалактическому реестру Шекли-Симмонса (том 5, стр. 1976-1983), планета Люцифераза является сравнительно недавно колонизированной землянами планетой, на которой, однако, обнаружены и автохтонные формы жизни.

Звезда, вокруг которой обращается Люцифераза, называется Солицента и является желтым карликом (регистровый номер по Шекли-Симмонсу N03-24V). Солнечную систему Солиценты можно считать изолированной, но ряд исследователей предпочитает относить ее к галактике Альхимейра.

Люцифераза — четвертая планета от Солиценты, она является планетой «земного» типа. Масса Люциферазы приблизительно равна 0.8-0.85 массы Земли, сила тяжести на экваторе составляет около 90% от земной (что соответствует ускорению свободного падения приблизительно 9 метров в секунду). Сидерический период обращения Люциферазы равен почти 500 дням (в точности 486,66), и за такое же время планета совершает один оборот вокруг своей оси. Таким образом, планета находится в отношении приливного захвата к звезде, и на одной ее стороне всегда ночь, а на другой день. Угол наклона оси вращения Люциферазы к плоскости эклиптики составляет порядка тридцати градусов, благодаря чему возникают сезонные изменения, по масштабам и продолжительности сопоставимые с земными, но, конечно, с поправкой на длительность года Люциферазы.

Система Люциферазы состоит из самой планеты и двух лун — Натрикс и Сульфур. Механика системы Люцифераза-Натрикс-Сульфур достаточно сложна: плоскость орбиты обеих лун смещена относительно оси вращения планеты, и Натрикс, и Сульфур находятся в орбитальном резонансе с Люциферазой, причем при определенных условиях обе луны не только могут находиться на небе одновременно, но и будут двигаться навстречу друг другу в восприятии наблюдателя, находящегося на поверхности планеты (что связано с различным расстоянием до них, а также с различной скоростью собственного движения по своим орбитам). На поверхности Натрикс обнаружены следы вулканической активности — кратеры и палимпсесты, сравнимые с таковыми на поверхности Ио.

Скорость движения Люциферазы по ее орбите приблизительно равна скорости движения Земли, и расстояние ее от Солиценты составляет примерно 1.3 «земных» астрономических единицы, или почти 200 миллионов километров. Планета не попадает в так называемую «зону Златовласки», в которой возможно существование жизни в привычных нам формах, но за счет того, что Люцифераза постоянно обращена дневной стороной к Солиценте, а также за счет внутренней тектонической активности (см. ниже “Дорога в огонь”) — температура на ее поверхности близка к земной. Кроме того, вулканический пояс Люциферазы, океанические течения, сложнейший механизм которых обусловлен приливами, и сезонное таяние ее колоссальных полярных шапок вызывает интенсивные воздушные потоки, которые фактически создают «атмосферный Гольфстрим» и «обогревают» ночную сторону планеты. Тем не менее, ночная сторона холоднее и ее полюса практически необитаемы — во всяком случае, людьми.

Океаны Люциферазы богаты жизнью, за счет чего процент кислорода в атмосфере ее несколько превышает земной. Вместе с тем, более сильное магнитное поле предотвращает потери атмосферы под влиянием солнечного ветра, а количество углекислого газа достаточно для того, чтобы планета не теряла тепло, будучи защищена парниковым эффектом.

Светимость Солиценты на 30% выше, чем у Солнца, но ввиду расстояния от звезды даже в самый яркий день на поверхности планеты несколько темнее, чем на Земле. Примерное представление о полуденном небе на экваторе Люциферазы может дать пасмурный день с неплотной облачностью на широте Гринвича. В полярных областях Люциферазы в течение полярного дня царит вечный полумрак — впрочем, в связи с большой продолжительностью года, полярной ночью и связанными с этим неудобствами, жители дневной стороны планеты предпочитают экваториальные области.

Планету опоясывает экватор — огненный пояс, который называют «Дорога в огонь». Это уникальное образование сопоставимо по своим масштабам со «стеной Япета» — огромным горным хребтом, опоясывающим Япет по экватору. Возможно, в ближайшем геологическом будущем тектонические процессы, вообще очень бурно протекающие на Люциферазе, приведут к тому, что ночная и дневная стороны планеты окажутся разделены колоссальным горным хребтом, превосходящим Гималаи.

 

Как было отмечено выше, планета колонизирована выходцами с Земли, которые принесли в новый мир не только вещные ценности (продуктовые культуры, такие как виноград, получивший название “кровь дракона”, механизмы, такие как дирижабли, информационные носители), но и земные имена и понятия. Таким образом, на дневной стороне планеты существует ряд городов, в их числе Рим, Константинополь, Москва. Однако наиболее интересным с точки зрения астроэтнографов сейчас представляется город-государство Кракатук, где последний век идет непрекращающаяся гражданская война, затрагивающая и колонистов, и местные разумные формы жизни.

Об аборигенах Люциферазы известно, что ночную сторону планеты населяют разумные создания, похожие на гигантских воронов, а на дневной регулярно встречаются существа, которых первоколонисты обозначили термином «драконы» за неимением лучшего, но морфологическая их классификация является предметом спора исследователей, так как «драконы» чрезвычайно скрытны и, в отличие от воронов, плохо идут на контакт с людьми. Религия аборигенов причудливо переплелась с верованиями колонистов, и сейчас практически любой люциферазник верит, что за ним ходит его невидящий лоа, что “кровь дракона” может вернуть умершего к жизни, как живая вода, и что Звездная Мать сшивает их тела, как тряпичные куклы или мумии.

Не будем забывать, однако, что колонизация Люциферазы произошла всего два века назад, и значит, этот мир еще очень молод и мало освоен. Например, полярные области Люциферазы почти не исследованы, в особенности ее Южный полюс — ни человеческие легенды, ни изустные предания воронов не рассказывают, обитаем ли центр таинственного, покрытого вечным льдом пространства, где ночь длится почти восемь земных месяцев, а температура на Полюсе холода падает ниже 100 градусов по Цельсию. Ни один дирижабль не достигал полюсов Люциферазы, рассказать о них могли бы только «драконы» — если бы пожелали говорить об этом.

КРАКАТУК

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Вот окно, вот мы двое на подоконнике,
Под окном по заледеневшей брусчатке
Строем едут вооружённые конные —
Шлемы, клинки, в ночи эполет отпечатки.

И ты шепчешь — а мы с тобою сделаем собственных воинов,
Оловянных, терракотовых, в общем, бессмертных
Они будут сражаться только за нашу любовь,
Идти непреклонно против любого огня и ветра

С деревянными их саблями
И со стеклянным вечным дыханием
Проливала бы оловянную кровь
Наша армия, армия

Мой генерал, а если наш враг — о семи головах,
Семь сверкающих корон над звездными башнями?
И ты шепчешь — госпожа моя, я помогу победить тебе страх,
Нашу армию мы вылепим ещё более страшною

Ведь с деревянными их саблями
И со стеклянным вечным дыханием
Ныне льет оловянную кровь
Наша армия, армия.
И под вышитым знаменем
Бубенцы звенят — прости меня!
От зари до исхода дня,
Наша армия, армия.

Помнишь, как ты волок через лес меня по снегу,
Спотыкался меж дымящихся луж и осколков?
Вновь и вновь налетает неизбежная готика,
Семь корон, семь башен, семь знамён и только

С воронёными их саблями
И с морозным белым дыханием
Льётся кровь неизменно алая
Нашей армии, армии.
До исхода дня — спаси меня,
Под шелковым выцветшим знаменем
До последнего, до единого
Наша армия, армия, армия…

ПОВЕРЬ

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Мне бы спать бы и спать на вороньем крыле,
Когда чёрные гладкие перья щекочут плечо,
Лепестки темноты холодеют в золе,
А к полуночи будет от полной луны горячо.

Там на чёрных холмах чёрный твой виноград
Прорастает рядами драконьих зубов,
У бесценных рядов аргонавты не спят,
Согревают лозу в ночи драконьим дыханием костров.

Ты мне ворон,
Ты мне воздух,
Величиною с кулак
Смотрят звезды
Верхнего мира, и
Горы стальные,
Рогатые шлемы,
Веера боевые

Во тьме под рукою рука,
И броня оперенья легка,
Из подземного мира — и вверх,
Поверь, я верю, и ты поверь, поверь, поверь

На вороньем крыле мне всегда снится ночь,
Я проваливаюсь в дупло, в нору, короче, к чертям,
И подземный твой мир всегда готов мне помочь,
Только я не всегда к его готова дарам.

Ведь на чёрных-пречерных холмах созрел виноград,
И восстали в Колхиде полки драконьих зубов,
Невозможно в себе хранить этот яд,
Так открой же в ночи виноградную драконию кровь!

Ты мне ворон,
Ты мне ветер,
Когда зима придёт,
Ее встреть ты —
Дай ей песен,
Дай ей пищи,
Дай же ей все,
Чего она ищет, —
Льды верхнего мира,
И горы стальные,
Рогатые шлемы,
Веера боевые,

И кровь дракона,
И чёрный воздух,
И эти величиной с кулак
Твои звёзды
Во тьме лишь твоя мне нужна рука,
И броня оперения легка, крепка,
Из подземного мира и вверх, и вверх —
Поверь, я верю, и ты поверь, поверь, я верю, и ты поверь, поверь, поверь

 

ШЕЙ

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Мама, что делать, его лоа слеп,
По запаху перемещается в пустоте,
Будто тянет его ко мне прозрачный клей,
Из змеиных тонких сваренный костей.

Будто ты меня сшила змеиной иглой,
А прореху на сердце оставила,
Я не знаю его так, как его лоа,
Научи меня танцевать с ним по правилам

Шей, шей, шей,
Пришей мое тело к душе,
А с другой стороны пришей тень,
Чтобы танцевать в темноте

Мама, послушай, за ним всюду ходит змея,
Он её из волос моих как-то вытащил,
И вроде бы ясно, что она — это не я,
А с другой стороны, волос-то тысячи?!

Будто запах весной превращается в звук,
И прозрачною змеею следом ходит свирель,
И шаги текут меж разомкнутых рук,
А музыка летит из распахнутых дверей

Шей, шей, шей,
Пришей мое тело к душе,
А с другой стороны пришей тень,
Чтобы танцевать в темноте

Мама, шей, шнуруй лопатки узкие,
Аккуратнее вдоль позвоночника вонзай,
Если его лоа слеп и ходит по музыке,
Я и сама себе сейчас завяжу глаза.

Шей, шей, шей, шей,
Пришей мое тело к душе,
А с другой стороны пришей тень,
Чтобы танцевать в темноте
Чтобы танцевать под землёй,
Чтобы танцевать под стрелой,
Чтобы без взгляда и слова,
Чтобы танцевать с его лоа,
Чтобы танцевать с его лоа,
Просто танцевать с его лоа

 

ДОРОГА В ОГОНЬ

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Я иду — через осень иду к тебе по темным шпалам,
Каждый шаг — дорога в огонь, дорога к огню —
Мне тебе необходимо сказать, что времени так мало,
И что я тебя люблю.

Я меняю дни на расстояния
От Москвы до Константинополя-поля-полями,
Мне доступно тайное знание,
Как свернуть пространство-время желанием.

Успеваю на повороте вынуть иглу из Вены,
И вперед по дороге в огонь, по дороге к огню,
Рассказать ли немного тебе об устройстве той вселенной,
В которой тебя люблю?

Где меняют километры на месяцы
От Невы до Вечного Горо-горо-городами,
Бесконечные рельсы и лестницы,
Что никак не могут не встретиться

По дороге в огонь, с другой стороны
Затменного солнца,
Поднимаются незнакомые вовсе
Города
Мы для наших дорог сами тоже огни,
Только не бойся —
Никогда

Я меняю километры на месяцы
От Москвы до Константинополя-поля-полями,
Бесконечные рельсы и лестницы,
Что никак не могут не встретиться.

По дороге в огонь, с другой стороны
Затменного солнца,
Поднимаются незнакомые вовсе
Города
Мы для наших дорог сами тоже огни,
Только не бойся —
Никогда
На дороге в огонь, с той стороны
Чёрного солнца,
Поднимаются незнакомые нам
Города
Мы для наших дорог сами тоже огни,
Значит, не бойся —
Никогда

Я иду — через лето иду к тебе по горячим шпалам,
Каждый шаг — дорога в огонь, дорога к огню —
Мне так важно тебе рассказать, а времени так мало,
Что я тебя люблю, что я тебя люблю, что я тебя люблю

 

OM NAMAH SHIVAYA

Музыка и слова — народные

Shambho Shankara namah Shivaya, Girija Shankara namah Shivaya
Shambho Shankara namah Shivaya, Arunachala Shiva namah Shivaya

 

УЛЕТАЙ

Музыка и слова — Дмитрий Ревякин

Улетай — первым проблеском солнца,
Улетай в гордый вызов орла,
Брось в огонь шелест в грубых ладонях,
Не вернуть окриком тебя

Без одежд прямо к горным вершинам,
Без надежд возвращаться назад,
Пусть гроза прогремит твое имя,
И слеза вспомнит детская

Без оков рвешься облако пенить,
Далеко крики гнева слыхать,
Унесло вихрем в дальние звезды,
И молва перьями легла

Забыть виска узор
Нет задора и силы,
Среди трясин и зол
Пенятся следы,
Кто завязал узлом
Горсть волос и жилы —
Проклял дым,
Синий горький дым,
Дым, дым, дым, дым…

День и ночь крылья белые вижу,
День и ночь вспоминаю тебя
Жду вестей с предрассветного неба,
Где мелькнет
Певчая звезда

Так улетай первым проблеском солнца,
Улетай в гордый вызов орла,
Брось в огонь шелест в грубых ладонях,
Не вернуть окриком тебя,
Не достать выстрелом тебя,
Не объять росчерком пера

 

КАК ВЕТРА ОСЕННИЕ

Музыка и слова — Александр Башлачёв

Как ветра осенние заметали плаху,
Солнце шло сторонкою да время стороной.
Хотел я жить и умирал да сослепу, со страху,
А потому, что я не знал, что ты со мной

Как ветра осенние заметали небо,
Плакали, тревожили облака.
Я не знал, как жить, ведь я еще не выпек хлеба,
А на губах не сохла капля молока.

Как ветра осенние да подули ближе,
Закружили голову и ну давай кружить,
Ой-ей-ей-ей, а я сумел бы выжить,
А если б не было такой простой работой — жить

Как ветра осенние жали — не жалели рожь,
Ведь тебя посеяли, чтоб ты пригодился.
Ведь совсем неважно, от чего помрешь,
Ведь куда важнее, для чего родился

Как ветра осенние черной птицей голосили —
А ты откуда взялся, богатырь-снегирь?
Я хотел бы жить, жить и умереть в России,
А если бы не было такой земли — Сибирь.

Как ветра осенние уносят мое семя
Листья воскресения да с весточки-весны
Я хочу дожить, хочу увидеть время,
Когда эти песни станут не нужны.
А и я не доживу, но я увижу время,
Когда эти песни станут не нужны

 

БЕДА

Музыка и слова — Владимир Высоцкий

Я несла свою беду по весеннему по льду,
Обломился лёд, душа оборвалася.
Камнем под воду пошла, а беда хоть тяжела,
Да за острые края задержалася,
Да за острые края задержалася.

И беда с того вот дня ищет по свету меня,
Рядом с ней идут молва с кривотолками.
А что я не умерла, знала голая ветла,
Да ещё перепела с перепёлками,
Да ещё перепела с перепёлками.

Только кто ж сказал ему, господину моему,
Только выдали меня, выдали меня, проболталися.
И, от страсти сам не свой, он отправился за мной,
А за ним беда с молвой увязалися,
А за ним беда с молвой увязалися.

Он настиг меня, догнал, обнял, на руки поднял,
А за ним в седле беда ухмылялася.
Ведь остаться он не мог, был всего один денёк,
А беда на вечный срок задержалася,
А беда на вечный срок задержалася.

Я несла свою беду по весеннему по льду,
Обломился лёд, душа оборвалася.
Камнем под воду пошла, а беда хоть тяжела,
Да за острые края задержалася,
Да за острые края задержалася.

 

НЕМНОГО ОГНЯ

Музыка и слова — Эдмунд Шклярский

А бог живущих в тени и дарующих свет,
Это только огонь и не более, нет,
Это только огонь, а что в нем греха?
Убегают слова, их и так не понять,
А держите, держите, держите меня,
Чтобы я не лопнул от смеха.

Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти
В блеске обмана, обмана.
Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти
В блеске обмана.

А чудеса далеки, а за зеркальным окном
Нет теней, и дикий полдень настоялся вином,
Это только вино, а что в нем греха?
А что таила душа, так того не отнять,
А держите, держите, держите меня,
Чтобы я не лопнул от смеха.

Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти
В блеске обмана, обмана.
Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти…

А догорающий звук уже едва различим,
Бледнее бледного, да, но ты не молчи,
Это только игра, а что в ней греха?
А что таила душа, так того не отнять.
А держите, держите, держите меня,
Чтобы я не лопнул от смеха.

Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти,
В блеске обмана, обмана.
Немного, а?
Немного, а?!
Немного огня,
Немного огня,
Немного огня,
Немного огня

 

ДРАКОН-2018

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Позабытые стынут колодцы,
Выцвел вереск на мили окрест,
И смотрю я, как катится солнце
По холодному склону небес,
Теряя остатки тепла.

Цвета ночи гранитные склоны,
Цвета крови сухая земля,
И янтарные очи дракона
Отражает кусок хрусталя —
Я сторожу этот клад.

Проклинаю заклятое злато,
За предательский отблеск тепла,
Вспоминаю о той, что когда-то,
Что когда-то крылатой была —
Она давно умерла.

А за горами, за морями, далеко,
Где люди не видят, и боги не верят.
Там тот последний в моем племени легко
Расправит крылья — железные перья,
И чешуею нарисованный узор
Разгонит ненастье воплощением страсти,
Взмывая в облака судьбе наперекор,
Безмерно опасен, безумно прекрасен.
И это лучшее не свете колдовство,
Ликует солнце на лезвии гребня,
И это все, и больше нету ничего —
Есть только небо, вечное небо.

А герои пируют под сенью
Королевских дубовых палат,
Похваляясь за чашею хмельной,
Что добудут таинственный клад,
И не поздней Рождества

 

Скачать альбом:

iTunes — https://apple.co/2tsSupn
Google Play — http://bit.ly/2FnKhrq
Яндекс  — http://bit.ly/2IvWgBL

Научный консультант — Андрей Лесных

Автор иллюстраций — Андрей Уваров