Об устройстве планеты Люцифераза


 

Ссылки на скачивание:
iTunes — https://apple.co/2SL6ZfW
Apple Music — https://apple.co/2zZ1DqG
Google Play — https://bit.ly/2rzgeo9
Яндекс — https://bit.ly/2Gp387g
Spotify — https://spoti.fi/2L8LZNz
Deezer — https://bit.ly/2rOvm0T
Vkontakte — https://vk.cc/8NGf5f
Boom — https://bit.ly/2QwRMCQ

Ссылки на все магазины — https://fanlink.to/luciferaza

Согласно межгалактическому реестру Шекли-Симмонса (том 5, стр. 1976-1983), планета Люцифераза является сравнительно недавно колонизированной землянами планетой, на которой, однако, обнаружены и автохтонные формы жизни.

Звезда, вокруг которой обращается Люцифераза, называется Солицента и является желтым карликом (регистровый номер по Шекли-Симмонсу N03-24V). Солнечную систему Солиценты можно считать изолированной, но ряд исследователей предпочитает относить ее к галактике Альхимейра.

Люцифераза — четвертая планета от Солиценты, она является планетой «земного» типа. Масса Люциферазы приблизительно равна 0.8-0.85 массы Земли, сила тяжести на экваторе составляет около 90% от земной (что соответствует ускорению свободного падения приблизительно 9 метров в секунду). Сидерический период обращения Люциферазы равен почти 500 дням (в точности 486,66), и за такое же время планета совершает один оборот вокруг своей оси. Таким образом, планета находится в отношении приливного захвата к звезде, и на одной ее стороне всегда ночь, а на другой день. Угол наклона оси вращения Люциферазы к плоскости эклиптики составляет порядка тридцати градусов, благодаря чему возникают сезонные изменения, по масштабам и продолжительности сопоставимые с земными, но, конечно, с поправкой на длительность года Люциферазы.

Система Люциферазы состоит из самой планеты и двух лун — Натрикс и Сульфур. Механика системы Люцифераза-Натрикс-Сульфур достаточно сложна: плоскость орбиты обеих лун смещена относительно оси вращения планеты, и Натрикс, и Сульфур находятся в орбитальном резонансе с Люциферазой, причем при определенных условиях обе луны не только могут находиться на небе одновременно, но и будут двигаться навстречу друг другу в восприятии наблюдателя, находящегося на поверхности планеты (что связано с различным расстоянием до них, а также с различной скоростью собственного движения по своим орбитам). На поверхности Натрикс обнаружены следы вулканической активности — кратеры и палимпсесты, сравнимые с таковыми на поверхности Ио.

Скорость движения Люциферазы по ее орбите приблизительно равна скорости движения Земли, и расстояние ее от Солиценты составляет примерно 1.3 «земных» астрономических единицы, или почти 200 миллионов километров. Планета не попадает в так называемую «зону Златовласки», в которой возможно существование жизни в привычных нам формах, но за счет того, что Люцифераза постоянно обращена дневной стороной к Солиценте, а также за счет внутренней тектонической активности (см. ниже “Дорога в огонь”) — температура на ее поверхности близка к земной. Кроме того, вулканический пояс Люциферазы, океанические течения, сложнейший механизм которых обусловлен приливами, и сезонное таяние ее колоссальных полярных шапок вызывает интенсивные воздушные потоки, которые фактически создают «атмосферный Гольфстрим» и «обогревают» ночную сторону планеты. Тем не менее, ночная сторона холоднее и ее полюса практически необитаемы — во всяком случае, людьми.

Океаны Люциферазы богаты жизнью, за счет чего процент кислорода в атмосфере ее несколько превышает земной. Вместе с тем, более сильное магнитное поле предотвращает потери атмосферы под влиянием солнечного ветра, а количество углекислого газа достаточно для того, чтобы планета не теряла тепло, будучи защищена парниковым эффектом.

Светимость Солиценты на 30% выше, чем у Солнца, но ввиду расстояния от звезды даже в самый яркий день на поверхности планеты несколько темнее, чем на Земле. Примерное представление о полуденном небе на экваторе Люциферазы может дать пасмурный день с неплотной облачностью на широте Гринвича. В полярных областях Люциферазы в течение полярного дня царит вечный полумрак — впрочем, в связи с большой продолжительностью года, полярной ночью и связанными с этим неудобствами, жители дневной стороны планеты предпочитают экваториальные области.

Планету опоясывает экватор — огненный пояс, который называют «Дорога в огонь». Это уникальное образование сопоставимо по своим масштабам со «стеной Япета» — огромным горным хребтом, опоясывающим Япет по экватору. Возможно, в ближайшем геологическом будущем тектонические процессы, вообще очень бурно протекающие на Люциферазе, приведут к тому, что ночная и дневная стороны планеты окажутся разделены колоссальным горным хребтом, превосходящим Гималаи.

 

Как было отмечено выше, планета колонизирована выходцами с Земли, которые принесли в новый мир не только вещные ценности (продуктовые культуры, такие как виноград, получивший название “кровь дракона”, механизмы, такие как дирижабли, информационные носители), но и земные имена и понятия. Таким образом, на дневной стороне планеты существует ряд городов, в их числе Рим, Константинополь, Москва. Однако наиболее интересным с точки зрения астроэтнографов сейчас представляется город-государство Кракатук, где последний век идет непрекращающаяся гражданская война, затрагивающая и колонистов, и местные разумные формы жизни.

Об аборигенах Люциферазы известно, что ночную сторону планеты населяют разумные создания, похожие на гигантских воронов, а на дневной регулярно встречаются существа, которых первоколонисты обозначили термином «драконы» за неимением лучшего, но морфологическая их классификация является предметом спора исследователей, так как «драконы» чрезвычайно скрытны и, в отличие от воронов, плохо идут на контакт с людьми. Религия аборигенов причудливо переплелась с верованиями колонистов, и сейчас практически любой люциферазник верит, что за ним ходит его невидящий лоа, что “кровь дракона” может вернуть умершего к жизни, как живая вода, и что Звездная Мать сшивает их тела, как тряпичные куклы или мумии.

Не будем забывать, однако, что колонизация Люциферазы произошла всего два века назад, и значит, этот мир еще очень молод и мало освоен. Например, полярные области Люциферазы почти не исследованы, в особенности ее Южный полюс — ни человеческие легенды, ни изустные предания воронов не рассказывают, обитаем ли центр таинственного, покрытого вечным льдом пространства, где ночь длится почти восемь земных месяцев, а температура на Полюсе холода падает ниже 100 градусов по Цельсию. Ни один дирижабль не достигал полюсов Люциферазы, рассказать о них могли бы только «драконы» — если бы пожелали говорить об этом.

КРАКАТУК

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Вот окно, вот мы двое на подоконнике,
Под окном по заледеневшей брусчатке
Строем едут вооружённые конные —
Шлемы, клинки, в ночи эполет отпечатки.

И ты шепчешь — а мы с тобою сделаем собственных воинов,
Оловянных, терракотовых, в общем, бессмертных
Они будут сражаться только за нашу любовь,
Идти непреклонно против любого огня и ветра

С деревянными их саблями
И со стеклянным вечным дыханием
Проливала бы оловянную кровь
Наша армия, армия

Мой генерал, а если наш враг — о семи головах,
Семь сверкающих корон над звездными башнями?
И ты шепчешь — госпожа моя, я помогу победить тебе страх,
Нашу армию мы вылепим ещё более страшною

Ведь с деревянными их саблями
И со стеклянным вечным дыханием
Ныне льет оловянную кровь
Наша армия, армия.
И под вышитым знаменем
Бубенцы звенят — прости меня!
От зари до исхода дня,
Наша армия, армия.

Помнишь, как ты волок через лес меня по снегу,
Спотыкался меж дымящихся луж и осколков?
Вновь и вновь налетает неизбежная готика,
Семь корон, семь башен, семь знамён и только

С воронёными их саблями
И с морозным белым дыханием
Льётся кровь неизменно алая
Нашей армии, армии.
До исхода дня — спаси меня,
Под шелковым выцветшим знаменем
До последнего, до единого
Наша армия, армия, армия…

 

ПОВЕРЬ

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Мне бы спать бы и спать на вороньем крыле,
Когда чёрные гладкие перья щекочут плечо,
Лепестки темноты холодеют в золе,
А к полуночи будет от полной луны горячо.

Там на чёрных холмах чёрный твой виноград
Прорастает рядами драконьих зубов,
У бесценных рядов аргонавты не спят,
Согревают лозу в ночи драконьим дыханием костров.

Ты мне ворон,
Ты мне воздух,
Величиною с кулак
Смотрят звезды
Верхнего мира, и
Горы стальные,
Рогатые шлемы,
Веера боевые

Во тьме под рукою рука,
И броня оперенья легка,
Из подземного мира — и вверх,
Поверь, я верю, и ты поверь, поверь, поверь

На вороньем крыле мне всегда снится ночь,
Я проваливаюсь в дупло, в нору, короче, к чертям,
И подземный твой мир всегда готов мне помочь,
Только я не всегда к его готова дарам.

Ведь на чёрных-пречерных холмах созрел виноград,
И восстали в Колхиде полки драконьих зубов,
Невозможно в себе хранить этот яд,
Так открой же в ночи виноградную драконию кровь!

Ты мне ворон,
Ты мне ветер,
Когда зима придёт,
Ее встреть ты —
Дай ей песен,
Дай ей пищи,
Дай же ей все,
Чего она ищет, —
Льды верхнего мира,
И горы стальные,
Рогатые шлемы,
Веера боевые,

И кровь дракона,
И чёрный воздух,
И эти величиной с кулак
Твои звёзды
Во тьме лишь твоя мне нужна рука,
И броня оперения легка, крепка,
Из подземного мира и вверх, и вверх —
Поверь, я верю, и ты поверь, поверь, я верю, и ты поверь, поверь, поверь

 

ШЕЙ

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Мама, что делать, его лоа слеп,
По запаху перемещается в пустоте,
Будто тянет его ко мне прозрачный клей,
Из змеиных тонких сваренный костей.

Будто ты меня сшила змеиной иглой,
А прореху на сердце оставила,
Я не знаю его так, как его лоа,
Научи меня танцевать с ним по правилам

Шей, шей, шей,
Пришей мое тело к душе,
А с другой стороны пришей тень,
Чтобы танцевать в темноте

Мама, послушай, за ним всюду ходит змея,
Он её из волос моих как-то вытащил,
И вроде бы ясно, что она — это не я,
А с другой стороны, волос-то тысячи?!

Будто запах весной превращается в звук,
И прозрачною змеею следом ходит свирель,
И шаги текут меж разомкнутых рук,
А музыка летит из распахнутых дверей

Шей, шей, шей,
Пришей мое тело к душе,
А с другой стороны пришей тень,
Чтобы танцевать в темноте

Мама, шей, шнуруй лопатки узкие,
Аккуратнее вдоль позвоночника вонзай,
Если его лоа слеп и ходит по музыке,
Я и сама себе сейчас завяжу глаза.

Шей, шей, шей, шей,
Пришей мое тело к душе,
А с другой стороны пришей тень,
Чтобы танцевать в темноте
Чтобы танцевать под землёй,
Чтобы танцевать под стрелой,
Чтобы без взгляда и слова,
Чтобы танцевать с его лоа,
Чтобы танцевать с его лоа,
Просто танцевать с его лоа

 

ДОРОГА В ОГОНЬ

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Я иду — через осень иду к тебе по темным шпалам,
Каждый шаг — дорога в огонь, дорога к огню —
Мне тебе необходимо сказать, что времени так мало,
И что я тебя люблю.

Я меняю дни на расстояния
От Москвы до Константинополя-поля-полями,
Мне доступно тайное знание,
Как свернуть пространство-время желанием.

Успеваю на повороте вынуть иглу из Вены,
И вперед по дороге в огонь, по дороге к огню,
Рассказать ли немного тебе об устройстве той вселенной,
В которой тебя люблю?

Где меняют километры на месяцы
От Невы до Вечного Горо-горо-городами,
Бесконечные рельсы и лестницы,
Что никак не могут не встретиться

По дороге в огонь, с другой стороны
Затменного солнца,
Поднимаются незнакомые вовсе
Города
Мы для наших дорог сами тоже огни,
Только не бойся —
Никогда

Я меняю километры на месяцы
От Москвы до Константинополя-поля-полями,
Бесконечные рельсы и лестницы,
Что никак не могут не встретиться.

По дороге в огонь, с другой стороны
Затменного солнца,
Поднимаются незнакомые вовсе
Города
Мы для наших дорог сами тоже огни,
Только не бойся —
Никогда
На дороге в огонь, с той стороны
Чёрного солнца,
Поднимаются незнакомые нам
Города
Мы для наших дорог сами тоже огни,
Значит, не бойся —
Никогда

Я иду — через лето иду к тебе по горячим шпалам,
Каждый шаг — дорога в огонь, дорога к огню —
Мне так важно тебе рассказать, а времени так мало,
Что я тебя люблю, что я тебя люблю, что я тебя люблю

 

САЛАМАНДРА

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

«Трек «Саламандра» был написан специально для делюкс-издания. У нас была идея, что в делюксе, помимо лайвов, должен быть ещё один ремикс (им стала «Контрабанда») и ещё одна принципиально новая песня. Написали мы ее довольно быстро в начале августа 2018 — по утрам снимали фотосессии, по вечерам каждый сидел в своём углу за треком.
Адмирал — это близнец или альтер эго Генерала из «Кракатука», только, видимо, более удачливый. Саламандры — это сущности, парные к драконам Люциферазы, то есть разумные электрические создания, живущие в пламени огненного пояса планеты, в «Дороге в огонь».

Хелависа

Я видел остова судов, затертых в языках огней,
Я понимал, что шансов нет ни к черту, и дело все во мне.
Когда бы смог считать я тайный код, назвать чужие имена,
Под ликами двух лун повёл бы флот в огнях, а не в волнах.
Если бы знал, если бы знал —
Ведомый солнечным ветром, он бы искал меня, звал меня.
Если бы знал, если бы верил мой адмирал,
В навигацию сердцем, он нашёл б меня — там, на дне огня.

Ее касание сжигает в прах и ломит до кости.
Поставил демонов в ночную вахту, чтоб ее не пропустить.
Она зовёт с собою в пламя всех живых на корабле.
Кто не дракон меж облаками, станет саламандрою в золе.

Если бы знал, если бы знал —
Ведомый солнечным ветром, он бы искал меня, звал меня.
Если бы знал, если бы верил мой адмирал,
В навигацию сердцем, он нашёл б меня — там, на дне огня.

Если бы знал, если бы знал —
Ведомый солнечным ветром, он бы искал меня, звал меня.
Если бы знал, если бы верил золотой адмирал,
В навигацию сердцем, он нашёл б меня — там, на дне где
Сердце двух лун, сердце двух лун —
Навигация сердцем — чтобы обрести меня, спасти меня.
Сердце двух лун, циферблаты и стрелки жгучих электрических струн
Приведут тебя верно, чтоб найти меня — там, на дне огня.
 

КОНТРАБАНДА

Музыка и слова — Наталья О’Шей

«Песня «Контрабанда» была написана в районе 2004 года. В первую очередь мое вдохновение отталкивалось от впечатлений от книги Артуро Переса-Реверте «Королева Юга» (одна из моих любимых книжек до сих пор), и «Контрабанда» получилась довольно необычной для того периода творчества «Мельницы». Собственно, поэтому тогдашние участники группы безапелляционно заявили, что не понимают, как и зачем такое играть, и аранжировкой заниматься не будут, и песня на несколько лет ушла в стол.

Позже, уже после смены состава, мы вернулись к ней, но почему-то тогда решили, что латино — это нам неинтересно, а вот регги — попробуем, и некоторое время играли «Контрабанду» на концертах в таком виде.

Далее, при записи альбома «Ангелофрения» было принято решение вернуться к структуре латино, и продюсер Александр Самойлов создал для песни аранжировку с партией трубы. В таком виде мы ее и продолжаем играть на концертах «Мельницы», но все время казалось, что она то ли недопродюсирована, то ли перепродюсирована.

И наконец, Сергею пришло однажды в ум сыграть «Контрабанду» в нашем любимом строе DADGAD, и именно строй и возникшее в нем движение потянуло за собой и манеру исполнения, и сложившуюся аранжировку. Мне кажется, именно эта версия передаёт изначальный образ волшебных контрабандистов, который я закладывала в песню — провернувших очередную трудную операцию, уставших, сидящих на корме судна с ведерком мохито.»

Хелависа.

В океане пути не находят суда,
Затянулись дождём Пиренеи и Анды.
Нам такая собачья погода подходит как никогда,
Мы везём контрабанду, мы везём контрабанду.
Невозможно поверить, что было вчера,
Как мы пили вино, принимая причастие.
А сегодня уже на ногах без пятнадцати три утра,
Мы проверили снасти, давай, давай присядем на счастье.
Контрабанда мечты для беспокойных сердец,
Что больны войной, что больны дождём,
Что торопятся биться быстрей и быстрей!
Контрабанда любви для всех заблудших овец,
Хотя бы в эту ночь не оставит Господь
Их милостью своей…

Кто там внизу, кто на том берегу?
Ждёт ли память его, радость или страдание?
Немного больно улыбке обветренных треснувших губ,
Отсырела одежда в промозглом тумане.
Может, он обернётся, а нас уже нет —
При работе такой на разговоры нет времени,
И он схватился за грудь, чтоб сердцу не выпрыгнуть в этот синий слепящий свет,
До рези в глазах, до дрожи в коленях.

Контрабанда мечты для беспокойных сердец,
Что больны луной, что больны огнём,
Что торопятся биться быстрей и быстрей!
Контрабанда любви для всех заблудших овец,
Хотя бы в эту ночь не оставит Господь
Их милостью своей…
Контрабанда мечты, контрабанда любви,
Они больны войной, они больны дождём,
Они больны луной, они больны огнём.
Контрабанда мечты…

 

OM NAMAH SHIVAYA

Музыка и слова — народные

Shambho Shankara namah Shivaya, Girija Shankara namah Shivaya
Shambho Shankara namah Shivaya, Arunachala Shiva namah Shivaya

 

УЛЕТАЙ

Музыка и слова — Дмитрий Ревякин

Улетай — первым проблеском солнца,
Улетай в гордый вызов орла,
Брось в огонь шелест в грубых ладонях,
Не вернуть окриком тебя

Без одежд прямо к горным вершинам,
Без надежд возвращаться назад,
Пусть гроза прогремит твое имя,
И слеза вспомнит детская

Без оков рвешься облако пенить,
Далеко крики гнева слыхать,
Унесло вихрем в дальние звезды,
И молва перьями легла

Забыть виска узор
Нет задора и силы,
Среди трясин и зол
Пенятся следы,
Кто завязал узлом
Горсть волос и жилы —
Проклял дым,
Синий горький дым,
Дым, дым, дым, дым…

День и ночь крылья белые вижу,
День и ночь вспоминаю тебя
Жду вестей с предрассветного неба,
Где мелькнет
Певчая звезда

Так улетай первым проблеском солнца,
Улетай в гордый вызов орла,
Брось в огонь шелест в грубых ладонях,
Не вернуть окриком тебя,
Не достать выстрелом тебя,
Не объять росчерком пера

 

КАК ВЕТРА ОСЕННИЕ

Музыка и слова — Александр Башлачёв

Как ветра осенние заметали плаху,
Солнце шло сторонкою да время стороной.
Хотел я жить и умирал да сослепу, со страху,
А потому, что я не знал, что ты со мной

Как ветра осенние заметали небо,
Плакали, тревожили облака.
Я не знал, как жить, ведь я еще не выпек хлеба,
А на губах не сохла капля молока.

Как ветра осенние да подули ближе,
Закружили голову и ну давай кружить,
Ой-ей-ей-ей, а я сумел бы выжить,
А если б не было такой простой работой — жить

Как ветра осенние жали — не жалели рожь,
Ведь тебя посеяли, чтоб ты пригодился.
Ведь совсем неважно, от чего помрешь,
Ведь куда важнее, для чего родился

Как ветра осенние черной птицей голосили —
А ты откуда взялся, богатырь-снегирь?
Я хотел бы жить, жить и умереть в России,
А если бы не было такой земли — Сибирь.

Как ветра осенние уносят мое семя
Листья воскресения да с весточки-весны
Я хочу дожить, хочу увидеть время,
Когда эти песни станут не нужны.
А и я не доживу, но я увижу время,
Когда эти песни станут не нужны

 

БЕДА

Музыка и слова — Владимир Высоцкий

Я несла свою беду по весеннему по льду,
Обломился лёд, душа оборвалася.
Камнем под воду пошла, а беда хоть тяжела,
Да за острые края задержалася,
Да за острые края задержалася.

И беда с того вот дня ищет по свету меня,
Рядом с ней идут молва с кривотолками.
А что я не умерла, знала голая ветла,
Да ещё перепела с перепёлками,
Да ещё перепела с перепёлками.

Только кто ж сказал ему, господину моему,
Только выдали меня, выдали меня, проболталися.
И, от страсти сам не свой, он отправился за мной,
А за ним беда с молвой увязалися,
А за ним беда с молвой увязалися.

Он настиг меня, догнал, обнял, на руки поднял,
А за ним в седле беда ухмылялася.
Ведь остаться он не мог, был всего один денёк,
А беда на вечный срок задержалася,
А беда на вечный срок задержалася.

Я несла свою беду по весеннему по льду,
Обломился лёд, душа оборвалася.
Камнем под воду пошла, а беда хоть тяжела,
Да за острые края задержалася,
Да за острые края задержалася.

 

НЕМНОГО ОГНЯ

Музыка и слова — Эдмунд Шклярский

А бог живущих в тени и дарующих свет,
Это только огонь и не более, нет,
Это только огонь, а что в нем греха?
Убегают слова, их и так не понять,
А держите, держите, держите меня,
Чтобы я не лопнул от смеха.

Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти
В блеске обмана, обмана.
Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти
В блеске обмана.

А чудеса далеки, а за зеркальным окном
Нет теней, и дикий полдень настоялся вином,
Это только вино, а что в нем греха?
А что таила душа, так того не отнять,
А держите, держите, держите меня,
Чтобы я не лопнул от смеха.

Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти
В блеске обмана, обмана.
Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти…

А догорающий звук уже едва различим,
Бледнее бледного, да, но ты не молчи,
Это только игра, а что в ней греха?
А что таила душа, так того не отнять.
А держите, держите, держите меня,
Чтобы я не лопнул от смеха.

Немного огня — середина пути,
Немного огня тебя может спасти,
В блеске обмана, обмана.
Немного, а?
Немного, а?!
Немного огня,
Немного огня,
Немного огня,
Немного огня

 

ДРАКОН-2018

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Позабытые стынут колодцы,
Выцвел вереск на мили окрест,
И смотрю я, как катится солнце
По холодному склону небес,
Теряя остатки тепла.

Цвета ночи гранитные склоны,
Цвета крови сухая земля,
И янтарные очи дракона
Отражает кусок хрусталя —
Я сторожу этот клад.

Проклинаю заклятое злато,
За предательский отблеск тепла,
Вспоминаю о той, что когда-то,
Что когда-то крылатой была —
Она давно умерла.

А за горами, за морями, далеко,
Где люди не видят, и боги не верят.
Там тот последний в моем племени легко
Расправит крылья — железные перья,
И чешуею нарисованный узор
Разгонит ненастье воплощением страсти,
Взмывая в облака судьбе наперекор,
Безмерно опасен, безумно прекрасен.
И это лучшее не свете колдовство,
Ликует солнце на лезвии гребня,
И это все, и больше нету ничего —
Есть только небо, вечное небо.

А герои пируют под сенью
Королевских дубовых палат,
Похваляясь за чашею хмельной,
Что добудут таинственный клад,
И не поздней Рождества

 

Научный консультант — Андрей Лесных

Автор иллюстраций — Андрей Уваров